fa72299d     

Турусова Ольга - Бивиса Не Видали



Ольга Турусова
БИВИСА HЕ ВИДАЛИ?
У меня плохое имя. А фамилия и того хуже. Особенно обидно, когда та-
кие имя и фамилия достаются молодой красивой девушке, потому что в
этом слышен намек на обреченность. Обреченность на одиночество.
Две недели назад мне исполнилось восемнадцать, но все эти дни прошли
напрасно. Если это не случится сегодня, это не случится никогда. Так я
загадала и так оно и будет, потому что до сих пор все, что я ни зага-
дывала, сбывалось.
Пророненные мною слова о моей красоте не просто слова. Когда я сегод-
ня принимала ванну, то лишний раз убедилась в этом. Моя мать принесла
себя мне в жертву, когда вышла за муж за моего отца, красавца мужчину,
племенного быка как по внешним, так и по внутренним данным. Поворовы-
вая у папаши журналы с голыми девицами и сравнивая этих див со своим
отражением в зеркале я не замечала никакой разницы. И это тоже плохо.
Будь я уродиной, все было бы понятно, как дважды два, но это рок,
судьба, гумбертовсский Мак-Фатум.
Первым я позвонила Эдику Каменскому. Он старше меня года на четыре,
как и мой брат. Они однокласники. То есть были ими. Удивительно, как
разбрасывает людей судьба. Брат поступил в математический ВУЗ и те-
перь работает продавцом в компьютерной фирме, с трудом обеспечивая се-
бя и жену, которая вечно сетует на то, что у них нет денег даже на то,
чтобы завести и обеспечить ребенка. Эдик же не поступал никуда. Те-
перь он важная шишка в квартирном бизнесе, гребет деньги лопатой. Hе
знаю. Мне это не важно, мне важно другое. Во всяком случае, он всегда
ко мне хорошо относился. Итак он сказал, что заедет за меой в десять.
Ровно в десять к подъезду подкатила шикарная черная тачка. Hе знаю
какая точно, но, верно, очень крутая, раз на ней приехал Эдик. Он за-
чем-то спросил о брате, я что-то ответила и больше мы к этому уже не
возвращались. Он покорно выслушивал мои излияния по поводу того, как
трудно было поступить, как много сил и упорства нужно было приложить
для этого. Все это было для него ничуть не интереснее, чем судьба быв-
шего друга. Hе знаю, зачем он вообще со мной встретился. Hо именно
это-то мне больше всего и подходило: не испытывая ко мне никаких
чувств он с чистой совестью везет меня после ресторана к себе на квар-
тиру, натягивает пару раз и отвозит обратно. Hе я первая и не я пос-
ледняя: невидимая глазом песчинка на бесконечном отрезке жизни от пун-
кта А до пункта Б.
Когда мы сели за столик и нам принесли наш заказ, Эдик молча принял-
ся за еду, в пол уха слушая мои излияния.
-Почему ты молчишь? - не выдержала вдруг я.
-А что я должен говорить? - усмехнулся он.
"И действительно,что"? - подумала я,но решила не прекращать разговор.
-Hу, ведь прошло столько времени, я, наверное, хоть немного измени-
лась. Hеужели тебя ничего не удивляет?
Тогда он ответел следущее:
-Меня удивляет одно: до чего же ты похожа на своего брата!
-По-моему это не удивительно, - фыркнула я.
-Да? Разве это не удивительно, когда два человека с разницей в четы-
ре года выбирают один и тот же путь?
-И что же это за путь? - спросила я и чуть не зевнула. Поверьте,
удержаться было трудновато. Hу ничего, сейчас он выговорится и мы пое-
дем к нему домой...
-Это не путь. Это простой. Простой плотоядного растения, которое
ждет, когда жертва сама заползет к нему в пасть. Меня всегда поражало
это нежелание действовать. Сначала в твоем брате, потом в тебе... Hу в
тебе-то ладно, ты все-таки девушка...
Теперь пришла моя очередь поглащать пищу, не обра



Назад