fa72299d     

Тургенев Иван - Речь О Шекспире



И.С.Тургенев
Речь о Шекспире
Мм. гг.!
23 апреля 1564 года, ровно три столетия тому назад, в год рождения
Галилея и смерти Кальвина, в небольшом городке средней полосы Англии явился
на свет ребенок, темное имя которого, тогда же записанное в нриходский
церковный список, давно уже стало одним иа самых лучезарных, самых великих
человеческих имен, - явился Вильям Шекспир. Он родился в полном разгаре
шестнадцатого века, того века, который по справедливости признается едва ли
не самым знаменательным в истории европейского развития, века,
изобиловавшего великими людьми и великими событиями, видевшего Лютера и
Бакона, Рафаэля и Коперника, Сервантеса и Микель-Анджела, Елизавету
Английскую и Генриха Четвертого. В том году, который мы, русские, празднуем
теперь со всей подобающей торжественностью, - у нас в России, или, как
говорили тогда, в Московии, в государстве Московском, царствовал еще
молодой, но уже ожесточенный сердцем Иоанн Грозный; самый этот 1564 год был
свидетелем опал и казней, предшествовавших новгородскому погрому; но как бы
в ознаменование рождения величайшего писателя, в том же 1564 году в Москве
основалась первая типография. Впрочем, ужасы, совершавшиеся тогда, не были
свойственны одной России: восемь лет после рождения Шекспира в Париже
произошла Варфоломеевская ночь; на всей Европе еще лежали мрачные тени
средних веков - но уже занялась заря новой эпохи, и явившийся миру поэт был
в то же время один из полнейших представителей нового начала, неослабно
действующего с тех пор и долженствующего пересоздать весь общественный
строй, - начала гуманности, человечности, свободы.
Мы, русские, в первый раз празднуем нынешнюю годовщину; но и другие
народы Европы не могут похвастаться перед нами в этом отношении. Когда
исполнилось первое столетие после рождения Шекспира, имя его было почти
совершенно забыто даже в родной его стране; Англия только что выходила
из-под власти республиканцев и пуритан, считавших драматическое искусство
развратом и запретивших сценические представления; да и самое возрождение
театра при Карле Втором не имело ничего общего с целомудренным духом
Шекспира, было недостойно его. В 1764 году, двести лет после его рождения,
Англия уже знала своего поэта, уже гордилась им; в Германии Лессинг уже
указал на него своим соотечественникам, Виланд переводил его, и юноша Гете,
будущий творец "Геца", читал его с благоговением; но все-таки слава его не
проникла в массы, не распространилась далее некоторой части образованного
общества, литературных кружков; в самой Англии, где в течение почти ста лет
не явилось ни одного издания Шекспира, известный актер Гаррик, желая
отпраздновать годовщину его рождения, не усомнился дать "Отелло",
"приспособленного" для сцены, с приделанной развязкой; а во Франции о
Шекспире знал едва ли не один Вольтер - да и тот величал его варваром.
Упоминать ли нам о Росcии? Тогда только что начиналось царствование
Екатерины - и Сумароков считался нашим великим трагиком...
Но вот прошло еще сто лет - и что же мы видим? Без преувеличения можно
сказать, что нынешний день празднуется или поминается во всех концах земли.
В отдаленнейших краях Америки, Австралии, Южной Африки, в дебрях Сибири, на
берегу священных рек Индостана с любовью и признательностью произносится имя
Шекспира, так же как во всей Европе. Оно произносится и в чертогах и в
хижинах, в светлых покоях богачей и в тесных рабочих комнатах, в отдалении
от родного крова и близ домашнего очага, под во



Назад