fa72299d     

Тупицын Юрий - Шутники



Юрий Тупицын
Шутники
Три месяца патрульный космолет "Торнадо" находился в свободном поиске,
обследуя неизвестный еще участок Млечного Пути. Работа была самой
обыденной: на карту пунктуально наносились все галактические объекты, от
звезд до метеорных роев, и давалась их краткая характеристика. На
девяносто шестой день свободного поиска произошел тот самый случай, ради
которого космонавты терпят скуку и невзгоды патрульной жизни. Штурман
корабля Клим Ждан во время очередной вахты запеленговал работающую
радиостанцию на третьей планете желтого карлика Ж-11-23. Передача
представляла собой обычную звуковую речь, записанную методом частотной
модуляции на радиоволнах метрового диапазона. Неведомый язык характером
звуков, мелодией и ритмом удивительно напоминал земные европейские языки.
- Я всегда верил, что так будет! - возбужденно говорил Клим. Он не
находил себе места. Ходил взад и вперед по кают-компании, ероша свои
жесткие черные волосы и время от времени присаживаясь то на диван, то на
подлокотник кресла, то прямо на край стола.
- Теперь наши имена войдут в историю. Иван Лобов, Клим Ждан и Алексей
Кронин открыли новую цивилизацию!
Клим передернул плечами и недоверчиво засмеялся.
- Прямо не верится!
Остановившись перед инженером, лениво развалившимся в кресле, он вдруг
деловито спросил:
- А тебе не кажется, что язык этих разумных определенно напоминает
испанский?
- Испанский? - удивился Кронин.
- Да ты прислушайся! Та же самая звучность и эмоциональность!
Кронин улыбнулся одними глазами:
- Знаешь, я как-то не задумывался над этим.
Клим пожал плечами, прошелся по кают-компании и заглянул в ходовую
рубку.
- Иван, когда мы наконец изменим курс?
- Когда запеленгуем следующую передачу, - ответил Лобов, не отрываясь
от работы.
- Разве одной пеленгации недостаточно?
- Ты мог ошибиться, - хладнокровно пояснил Лобов.
- Я? Чепуха! - возмутился штурман. - А если следующей передачи не
будет?
- Тогда и подумаем, что делать.
Клим раздраженно хмыкнул, некоторое время постоял, сердито глядя на
затылок Лобова, и вернулся в кают-компанию. Плюхнувшись в угол дивана, он
задумался, хмуря брови. Постепенно выражение досады сошло с его лица.
- Если их язык так напоминает земной, почему бы им не быть
антропоидами? - повернулся он к инженеру.
- Это было бы слишком большой удачей, - вздохнул Кронин.
Человечество поддерживало контакты с несколькими цивилизациями
галактики, но все известные расы разумных морфологически сильно отличались
от людей. Еще более сильные колебания испытывала мораль и этика разумных
сообществ, а все это, вместе взятое, затрудняло взаимопонимание и общение.
Люди давно мечтали о встрече с себе подобными, но до самого последнего
времени поиски антропоидов оставались безуспешными. Тревога Клима
оказалась напрасной. На исходе второго часа ожидания с той же планеты была
запеленгована еще одна радиопередача. Она оказалась более продолжительной
и содержала не только речь, но и музыку, которая даже на земной вкус
звучала легко, ритмично и слушалась не без удовольствия.
- Я же говорил, что это антропоиды! - торжествовал Клим.
- Не торопись с выводами, - остудил его пыл Кронин, - я довольно близко
знал одного оратора, отлично говорившего по-испански. Однако он вовсе не
был антропоидом. - В ответ на недоверчивый взгляд Клима он невозмутимо
пояснил: - Его звали Лампи. Милейшее существо из породы попугаев!
- Не понимаю! Как ты можешь шутить в такой момент?
Лобов не принимал участия в спорах. Он



Назад