fa72299d Вахтовик вакансии водитель ссылка. | Бани и сауны москвы. |     

Тупицын Юрий - Безумие



Юрий Тупицин
БЕЗУМИЕ
1
Все началось с того, что, попав как-то в Институт высшей кибернетики, я
заблудился. В этом не было ничего удивительного: такие истории со мной
случались и раньше, к тому же институтские коридоры были до тошноты похожи
один на другой. И вместо того чтобы попасть на лестницу, ведущую к выходу, я
оказался в каком-то тупике. Пожав плечами, повернул обратно, пробуя
открывать двери, попадавшиеся на пути, - надо было узнать, как мне выбраться
из этой неожиданной ловушки. Две двери оказались запертыми, зато третья
беззвучно приоткрылась, и, к своему несказанному удивлению, я услышал
детский лепет и смех. Представьте эту ситуацию: серьезный институт, строгий,
пустынный коридор и беззаботный детский лепет! Некоторое время я пребывал в
состоянии прострации, а потом пришел в себя и прислушался. Ребенок веселился
и старательно, с выражением читал стихи:
В синем небе звезды блещут,
В синем море волны хлещут;
Туча по небу идет,
Бочка по морю плывет.
Малыш залился веселым смехом.
- Туча идет, - с восторгом повторял он, - туча гуляет! Разве у тучи есть
ноги?
И наставительно, с глубокой убежденностью пояснил:
- Туча - это результат конденсации больших масс водяного пара, кучевое
облако, образование, не имеющее определенной формы. Идти туча никак не
может! Она может ползти или катиться!
Малыш помолчал и начал с выражением декламировать:
В синем небе звезды блещут,
В синем море волны хлещут;
Туча по небу катится,
Бочка по морю плывет.
И с огорчением констатировал:
- Нет, так нельзя: нескладно. Надо по-другому, а как? А-а! Придумал! Туча
по небу ползет, бочка по морю плывет! - с восторгом начал повторять ребенок
на разные лады.
Я не выдержал и пошире приоткрыл дверь, чтобы взглянуть на этого
удивительного ребенка. Но детский голосок сразу умолк. Тогда я вошел в
комнату. Собственно, это была большая лаборатория, ярко освещенная солнечным
светом, проникавшим через открытое окно. Всю боковую стену лаборатории, до
самого потолка, занимал сложнейший пульт управления с множеством кнопок,
выключателей, сигнальных ламп и контрольных приборов.
Ребенка нигде не было, однако на пульте управления я заметил книжку: А.
С. Пушкин. Сказка о царе Салтане... Я огляделся. Куда мог спрятаться
мальчишка?
- Мальчик! - негромко окликнул я.
Мне никто не ответил. Может быть, шалунишка забрался в лабораторию через
открытое окно, а потом, заметив, что открывается входная дверь, тем же путем
выбрался на улицу? Я выглянул в окно. Ото! До земли было далековато - третий
этаж. Нет, выбраться через окно абсолютно невозможно, а следовательно,
мальчишка прячется где-то в лаборатории.
- Мальчик! - уже громко окликнул я.
И строго добавил:
- Все равно я тебя найду. Лучше вылезай сам! Мальчишка фыркнул, сдерживая
смех, но откуда донесся его голос, я так и не смог разобрать.
- Между прочим, - сказал я, - ты ведь ошибаешься. В буквальном смысле
слова туча идти, конечно не может. Это литературный прием, чтобы запутать
читателя и заставить его задуматься над сложностью окружающего мира. Этот
прием называется... м-м... синекдоха.
- Не синекдоха, а метафора, - поправил меня мальчишка довольно угрюмо.
- Возможно, и метафора, - согласился я, опять-таки не сумев определить,
где прячется этот чертенок, - не в этом суть. Ты говоришь, что туча идти не
может, но может ползти или катиться. Вопрос о ползти я оставляю открытым, а
вот что туча может катиться - полуистина.
- Как это, полуистина?
- Очень просто, - сказал я, подб



Назад