fa72299d     

Туманова Ольга - Житейские Уроки



Ольга Туманова
Житейские уроки
Марина Сергеевна глянула в зеркало: халат ей к лицу. Материал поступил на
шторы для горкома, и все бабы: а! желтый! плюшевый! Ну, что с них взять. Если
Богом дар не заложен, они и ходят деревенскими маньками, хоть и работают всю
жизнь в ателье. Одно дело отрез, но совсем другое - готовая вещь, и надо
увидеть в материале изделие: платье, халат, может быть, комнатные тапочки.
Марина Сергеевна сразу ткань оценила, сразу представила, как ее
лимонно-желтый цвет сольется с волосами, подчеркнет голубизну глаз, да и...
бесплатно же. Чего кочевряжиться?
Халат получился что надо: длинный, теплый и мягкий - уютный.
Марина Сергеевна еще раз оглядела себя в зеркало и осталась довольна, лишь
провела по губам помадой, что лежала в коридоре у зеркала, и, украсив лицо
блуждающей улыбкой, прошла к входной двери.
Открыв дверь, Марина Сергеевна признала, что столь тщательно заботиться о
своем внешнем виде было излишне: на пороге стояла приятельница; но, с другой
стороны, в форме надо быть всегда: во-первых, полезно, чтобы приятельницы
видели ее превосходство, а во-вторых, чтобы не оказаться неготовой в
неожиданный, но нужный момент. Случай может представиться самый что ни на есть
выигрышный, а ты - не готова. Да и никогда нельзя знать, кто и в какой миг
может тебя увидеть. Марину Сергеевну ужасают кадры из фильмов, где героиня
входит в комнату и пребывает в ней в полной уверенности, что она в
одиночестве, а на диване сидит ее возлюбленный - ну, хорошо, в фильмах героини
только перекладывают зачем-то вещи с кресла на стул или книги с тумбочки на
полку, но мало ли какой жест можно сделать, да и... мало ли что делаешь, когда
думаешь, что ты одна. Нет, Марина Сергеевна потому и хороша собой, не то что
ее подружки, они хоть и моложе на десяток лет, и природа была к ним щедрее, но
с ней им не тягаться: относятся к своей внешности, как к работе: раз в месяц
аврал перед вечеринкой или концертом, и опять безделье.
Милостиво глянув на приятельницу, Марина Сергеевна проплыла на кухню.
Ирина, на ходу сбрасывая туфли, поплелась следом. Ну, что за походка. Молодая
женщина, а... Учишь их, учишь - все без толку.
Кухня у Марины Сергеевны большая, можно сказать, шикарная. У нее, вообще,
квартира прекрасная. Когда-то Марина Сергеевна шила на дому (ну, ни попадя
кому, конечно). Среди ее клиенток была Шилова в бытность той первым
секретарем. Марина Сергеевна с нее ничего лишнего не брала, заказы оформляла в
ателье - и не ошиблась. Поплакалась Шиловой, что у дочери частые простуды, и
Шилова дала ей эту квартиру, большую, светлую. (Теперь дочь - Марина Сергеевна
вздохнула - живет своей семьей на другом конце света). Квартира - хоть Марина
Сергеевна и живет в ней уже лет пятнадцать - остается предметом ее гордости:
таких квартир в поселке немного, и абы кто в них не живет.
Ирина просеменила к табурету, что стоит возле окна между круглым столом и
дверью в кладовку. (Кладовка у Марины Сергеевны, что комната в современной
квартирке. И полки сплошь заставлены снедью: банки с маринадами, соленьями,
вареньями... Марина Сергеевна женщина экономная, и, как Ирина, деньгами не
швыряется. Как-то зашла с Ириной в кулинарию, так ужаснулась: чего та там
только ни набрала, столько денег оставила. Нет, Марина Сергеевна цену деньгам
знает, потому у нее и бриллианты в ушах, а не бижутерия.)
Ирина шлепнулась на табурет и, вывернув шею, стала смотреть на свои окна в
доме напротив. (Глянула и Марина Сергеевна - окна черны



Назад