fa72299d     

Туманова Ольга - Дым



Ольга Туманова
Дым
1. Она так давно стенала "увидеть Париж и умереть" (уже и не вспомнить,
когда те стенания начались. Сразу после выхода фильма. Но и до того - "Ах,
Париж"), но, когда муж, не останавливаясь в прихожей, в уличной обуви прошел в
комнату и, словно не замечая ее неприветливого взгляда на его ноги, быстрым
шагом подошел к столу, за которым она что-то писала, бросил перед ней на стол
банковскую нераспечатанную пачку сотенных и сказал: "Езжай и умирай", она не
захлебнулась радостью и подумала, что не осознала реальность путешествия.
Она глянула на часы - конечно, уже поздно. Завези муж деньги днем, через
час она бы с путевкой в сумке бежала оформлять паспорт. Но теперь - только
утром.
Она легла спать и стала представлять, как завтра пойдет в турбюро и недели
через две (ну, через месяц) будет идти по Елисейским полям.
Каштаны. Набережная Сены. Силуэт Нотр-Дам.
Она прошла под сводом Пантеона. Моросил дождь. Вышла к Люксембургскому
саду, и солнце заиграло мокрыми листьями.
А потом она вернулась домой - и замусоренные улицы, и неухоженные дома, и
в квартире прежняя рухлядь. А у нее - флакончик французских духов и сожаление,
что можно жить в чистом городе, в красивой квартире, а тут... А через год нет
и духов. Лишь сожаления.
И наутро она сказала мужу: "Пожалуй, я еще поживу. Я куплю компьютер".
Он пожал плечами и поджал губы (что означало удивление), и сказал: "Как
хочешь". И пошел в прихожую. Она спросила вдогонку: "Ну, ты-то хочешь
компьютер?"
- У меня на работе есть. - И добавил поспешно. - Только доставку оплати.
Мне некогда.
- Ну, и будь здоров.
- Ну, и буду.
Она купила компьютер, и у нее еще осталась приличная сумма.
Вечером она спросила мужа: "Что тебе нужно для счастья? - и, прежде чем он
успел ответить, добавила, - кроме пива и пряников?"
- Кроме пива и пряников - ничего.
- Я могу эти деньги потратить? Ты мне их принес?
- Тебе, конечно. Кому же.
Она хотела вслух порассуждать, как потратить деньги, но муж поморщился,
подвигаясь ближе к телевизору:
- Трать, как хочешь. Не хотел бы, так не принес.
Ну и хорошо. Мужу она купит туфли. И...
- Слушай, давай купим тебе новый костюм.
- Да на кой он мне, - отмахнулся муж, не отрывая глаз от телевизора.
Ну, ладно. Это он так говорит, а когда она купит - будет сиять. Потом
детям... Главное, никому про деньги не сказать. А то невестушки выудят у нее
все до последней бумажки. На этот раз они обойдутся тем, что она выделит им
сама.
Она себе здесь устроит праздник. Дней несколько поживет белой женщиной:
иди, куда хочешь, покупай - что желаешь: и вкусненькое, и новую помаду, и
кофту. Но... Шкаф полон тряпок. Прежде, когда они каждую неделю ходили то в
театр, то в гости, и денег было немного, едва хватало на детей, и магазины
были пусты, теперь и с деньгами полегче, и рынки ломятся от всевозможных
вещей, но теперь ей и пойти некуда. И все висит. Вот эту кофту, да и вот эту,
и вон ту лишь раз и надевала.
Она решила обнов не покупать, а привести себя в порядок.
Записалась в лучший салон. Две недели подряд лежала под каким-то
электроприбором, веря и не веря, что он омолодит ее лицо. Сделала модную
стрижку и покрасила волосы в новый тон.
Дома придирчиво рассмотрела себя в зеркало: посвежела, даже похорошела,
но... может, ей лишь хочется в это верить? Но тут муж, сумрачный, вернулся с
работы, повозился недолго в прихожей и молча направился в кухню, мельком
глянув на нее, и остановился, и молча смотрел, и глаза его округлились, и
брови



Назад