fa72299d     

Туманова Юлия - Семь Верст До Небес



love_contemporary Юлия Туманова Семь верст до небес У Алены есть семья, квартира, работа в престижном лицее. Она любит вязать шарфы, от которых подруги приходят в восторг. Что еще нужно для счастья?

Но почему ей так часто вспоминается сцена из увиденного в детстве фильма и почему ее не покидает ожидание чуда? Ведь это так глупо, когда тебе почти тридцать!
Кириллу, хозяину процветающего риэлторского агентства «Русский дом», о чудесах мечтать некогда. Но кто бы мог подумать, что его сестра Ольга, талантливый модельер, захочет попробовать себя в роли доброй феи?
ru ru Black JAck FB Tools 2006-05-23 http://www.litportal.ru/ OCR — Lara, Spellcheck — Рада 91A8ED27-JJ9D-4CB6-BA22-2198D4A5AF3D 1.0 Туманова Ю. Семь верст до небес Крылов СПб. 2004 5-94371-622-Х Юлия ТУМАНОВА
СЕМЬ ВЕРСТ ДО НЕБЕС
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
— Мам, ты идешь?
Алена Сергеевна смущенно оглядела учительскую. Никого из коллег не было, только в углу на диванчике шелестела страницами практикантка Люда.
— Сколько раз я просила называть меня по имени-отчеству! — недовольно пробурчала Алена Сергеевна дочери.
Ташка — чудо из чудес, в стоптанных кедах и платье, перепачканном гуашью, рыжий хвост на макушке, глаза будто выстрел, и рюкзак за спиной, наверняка, снова расстегнут, и тетрадки того и гляди посыплются, — насмешливо фыркнула.
— Всем прекрасно известно, что ты моя мама. Ладно ты меня на уроках постоянно дергаешь!..
— Я тебя не дергаю! — возмутилась Алена и с беспокойством покосилась на практикантку.
Почему-то все Аленины двадцать девять лет ей было важно, что о ней подумают окружающие. Не приведи Господи, истолкуют превратно! Она знала за собой эту черту, но ничего поделать не могла.
Вот Людочке, наверное, абсолютно плевать, что о ней подумает учительница литературы. Сидит себе невозмутимая, ножкой покачивает, журнальчик глянцевый листает, и Алена ей глубоко безразлична. А уж Ташка тем более!
— Ну, мама! Пойдем, а?
— До свидания, Людмила, — вежливо попрощалась Алена с практиканткой. — Наташа, попрощайся с Людмилой Денисовной.
Ташка невнятно промычала что-то и, дернув мать за рукав, исчезла в коридоре.
— Что у тебя с платьем? — первым делом полюбопытствовала Алена, выйдя следом.
Черные глаза с искренним недоумением уставились на нее, потом оглядели платье, и Ташка пожала плечами.
— А что у меня с платьем?
— Пятна какие-то, подол мятый, на кармане вон дыра, — Алена поморщилась, — но я же помню: утром все было в порядке. И почему ты в кедах? Это новая мода?
— Это у нас физра была, а потом мне было лень переобуваться, — исчерпывающе пояснила дочь.
В кого она такая, спрашивается? У самой Алены аккуратность шла в графе ценностей в начальных рядах. Непосредственно за порядочностью, обозначенной первым пунктом, трудолюбием и чувством юмора. И Наташку она изо всех сил приучала к опрятности.

Только результат практически отсутствовал. Можно было бы, конечно, гены обвинить. Дурную наследственность и тому подобное.

Однако, Ташкин отец — первая любовь, первая взрослая боль Алены, — был парнем сильно озабоченным по поводу внешности, и строго следил за расположением стрелок на брюках, и брился по два раза на день, и с особой тщательностью чистил ботинки. Пятнадцать минут левый, пятнадцать — правый.
Нельзя сказать, что тогда это приводило ее в бешеный восторг. Но и причиной развода данный факт тоже считать несправедливо. Просто оба они были слишком молоды, слишком принципиальны, слишком горячи и слишком влюблены, чтобы прощать друг другу несовершенство.
Через полтора года после св



Назад