fa72299d     

Тараканов Борис - Кольцо Времени



sf Борис Тараканов Сергей Галихин Кольцо времени 14 июля 1911 года трехвагонный туристический поезд покинул Римский вокзал. Через 12 часов он вошел в один из горных тоннелей Ломбардии и... исчез. Спустя много лет состав начинает появляться на железных дорогах всего мира, пугая случайных свидетелей.
Группа смельчаков решает бросить вызов неведомой силе, охраняющей тайну `Летучего Итальянца`. В ходе расследования выясняется — в пропавшем поезде перевозилась голова известного писателя, украденная после его смерти адептами тайного культа...
2006-03-30 ru ru mike pallmike@gmail.com doc2fb 2006-03-30 9786A847-823C-4FE7-857E-CBE4CF3E3E0B 1 Тараканов Б., Галихин С. Кольцо времени. АиФ-Принт М. 2001 5-93229-074-9 «Берегись поезда!» — табличка на заброшенном железнодорожном переезде
МАЛОРОССИЯ 1857 г.
Два дня дождь не останавливался ни на минуту. Свинцовое небо монотонно роняло на землю частые холодные капли. Осенняя степь не могла противиться силам природы и смиренно принимала влагу.

Приземистые мазанки малоросской деревеньки смотрели на мир мутными глазницами покосившихся окон. Дождливая осень заполнила все без остатка. Улицы уже давно опустели.

Жители выходили из своих домов лишь для того, чтобы утром выпустить скотину в стадо, а вечером загнать ее во двор.
Наконец, небо устало и дождь кончился. Ранним утром в густой туман из дворов за скрипучими воротами выгнали коров. Резкий голос кнута разрывал рассветную тишину и гулким эхом отзывался в сыром воздухе.

Кнут говорил все дальше и дальше. Удивительное дело, коровы сегодня шли молча, ни разу не проронив ни звука. Светало.

Облака по прежнему не давали солнцу обласкать землю теплым лучом. Из-за толстого покрывала тяжелых туч свет с трудом пробивался к земле.
Около двенадцати дня из деревеньки вышла тощая, серая в яблоках лошаденка, запряженная в телегу. Дорога медленно поднималась в гору. Лошадь шла не торопясь, лениво переставляя ноги.

Копыта тяжело отрывались от земли и так же тяжело возвращались к ней, словно невидимый магнит притягивал их к сырой глине. Под уздцы лошаденку вел старичок в распахнутом коротком овечьем полушубке.

Правое переднее колесо каждый раз, завершая полный оборот, издавало скрип, который скорее можно было принять за сдавленный стон. За телегой двигались еще восемь человек, один из них был мальчик двенадцати лет. Рядом с мальчиком шла его мать, держа сына за руку.

На телеге везли гроб, обитый позументом, с металлическими углами и ручками по краям. На протяжении всего пути процессия не проронила ни звука. Даже мальчик понял, что сейчас не время для разговоров. На лицах взрослых была скорбь.

Обычная скорбь, когда хоронят человека.
Поднявшись на гору, лошадь прошла вдоль невысокого забора, и остановилась возле ворот кладбища. Четыре мужика подошли к телеге и взяли гроб на руки. К вырытой утром могиле его пронесли на плечах мимо неровных рядов крестов и поставили на две табуретки.

Люди, шедшие за лошадью, остановились неподалеку от гроба, но подходить близко к могиле не стали.
Пожилой священник открыл потертый требник и начал монотонно читать печальные строки панихиды. Селяне стояли, чуть склонив головы.
— «Во блаженном успении вечный покой подай, Господи, рабу Твоему, новопреставленному Александру...».
Все, кто стоял на кладбище, перекрестились. Мальчик отпустил руку матери и тоже перекрестился. Вскоре его внимание переключилось на окружающий пейзаж — взгляд начал блуждать по крестам и памятникам на могилах, по тускло блестевшему за облетающими деревьями куполу кладбищенской



Назад