fa72299d     

Тарабанов Дмитрий - Тангольские Проблемы



Дмитрий ТАРАБАНОВ
ТАНГОЛЬСКИЕ ПРОБЛЕМЫ
рассказ (из цикла "Космоторговля по-русски")
Максим Остопов, техник "Непоколебимого неболюбца" и лингвист в одном лице,
почесал тщательно выбритый подбородок. Он оказался в затруднительном
положении.
- Твой ход, - напомнил пилот Резник, с победным видом крутясь в своем
великолепном пилотском кресле.
- Угу, - промычал в ответ Остопов.
Компаньоны сидели в крохотной кают-компании, стены которой были завешаны
многочисленными трофеями инопланетных животных и предметами тотемного
поклонения политеистичных туземных культов. Среди них были неотъемлемый
балахон амитийских матюгальников, и копье черного дьявола, и серьезно
насолившая обоим муха хоть-хны, которую удалось изловить только при сжатии
гравитационного поля внутри корабля до предельного уровня. При этом
остальные экспонаты коллекции русских торговцев приняли "по необъяснимым
причинам" плоскую форму. "Зато их удобно будет сложить в ящик во время
переезда, если мы хоть когда-нибудь найдем средства для покупки хорошей
иномарки", - с видом настоящего стоика описал Резник положительную сторону
метаморфозы.
- Надо же, - медленно проговорил Максим. Его рука замерла над тангольской
игровой пирамидкой, не в силах опустить последнюю фигурку в ячейку. - Эти
проклятые долговязые подпространственные мыслители пресекли все пути к
развитию человеческой инициативы.
- Ты о чем? - не понял лекционного тона Резник. - Хочешь сказать, что ты
сдаешься?
- Нет, я хочу сказать, что применение к развлекательной игре системы
самообучающейся программы, которая исключает все варианты, уже
проработанные... вернее, проигранные любым из соперников, количество
которых, кстати, неограниченно... существенно снижает спрос данной игры на
рынке. Тангольские сийанции намного уступают пасьянсу по части возможных
комбинаций первоначальной раскладки, шахматам по количеству вариантов
атаки на противника и бильярду по части азарта. Переводня какая-то. Просто
чтобы убить время.
- В общем, ты сдаешься.
- Нет, я просто могу просчитать, что в этот раз я опущу свою последнюю
фигурку в ячейку пятого яруса третьего столбца на северной грани, и у
меня, как и у тебя больше не будет возможности продолжать игру, - Остопов
разжал пальцы, и фигурка юркнула в паз на грани пирамиды.
- Ой, - опустошенно сказал Резник.
Грани тангольской пирамиды засверкали, и из нее полились плавные звуки,
которые, равно как и любые другие слова, сказанные уроженцами Танголии
III, накладывались друг на друга и звучали в унисон. Лингвафон, лежащий на
столе в режиме устной трансляции, гнусаво перевел сказанное:
- Варианты исчерпаны. Игра автоматически переходит в неигровое состояние.
Мои поздравления ахну Максиму Остопову.
После чего пирамидка рассыпалась, превратившись в кучку серого порошка.
- Это мне напомнило демонстративную версию вакуумного шлюза, которую мы
установили, возвращаясь с метрополисского конгресса вольных торговцев. -
Ностальгически проговорил техник, грустно обводя пальцем крошечный
террикон. - Помнишь, когда к нам хотел вломиться тот четырехрукий
гуманоид? Шлюз ведь растворился прямо в открытом космосе, как только
истекло время пользования. Ты тогда еле успел скафандр натянуть.
Вадим Резник вскипал. Он сдерживался, сколько мог, потом зарычал и резким
движением сбросил лингвафон со стола. Тот полетел в угол и, брызнув
искрами, пустил дымок.
Остопов пожал плечами.
- Ну вот, теперь мы остались без лингвафона.
- Я не отдам свой стул! - отчаянно затряс го



Назад