fa72299d     

Тарабанов Дмитрий - Ступеньки



Дмитрий Тарабанов.
Ступеньки
Памяти Геннадия Мельникова
Последняя неделя Ника оказалась чрезвычайно богата на происшествия.
Три дня назад, в четверг, опять убили Анну. Бедняга совершала пробежку по
продуктовому магазину, катя перед собой объемистую корзину, под завязку
набитую красочными упаковками полуфабрикатов, - как раз подъезжала к
гигиеническому отделу, - когда из-за угла выскочил человек в черной маске и
застрелил женщину в упор. Корзина, столь тщательно укомплектованная,
перевернулась, а Анну пришлось немедленно доставить в больницу и всадить ей
три укола. Она потеряла много крови и почти три часа провалялась без
пульса, потому до самого вечера, вопреки пожеланиям мужа, ее не выписывали
из больницы и поили кислородным коктейлем с апельсиновым сиропом.
- С этим надо что-то делать, - возмущалась Анна по пути домой. - Это
уже не первый раз. И никто никак в толк не возьмет, почему страдают именно
Домохозяйки...
Давая жене возможность успокоиться после стресса, Ник не стал
объяснять, почему никто не убивал Секретарш. Да и не было секрета в том,
что большинство действующих Бизнесменов, занимающих просторные кабинеты с
кожаными креслами, в которых можно с легкостью утонуть, и столами красного
дерева с вечно покоящимися на них туфлями, - те самые бывшие Убийцы. Они
спят и видят, что в соседнем кабинете появится чуткая и внимательная
женщина с чулками на подтяжках - и заранее заботятся о добром здравии
кандидаток.
Но убийство Домохозяек было несправедливостью, и Ник это понимал. Он
пообещал Анне, что не расскажет дочери о неприятном инциденте. Правда,
"легенду" придется подсластить каким-нибудь подарком, иначе Рита все сама
выведает, но затраты на подарок - пустяк, по сравнению с вопиющей наглостью
убить женщину у стенда с гигиеническими принадлежностями.
Два дня назад, в пятницу, незадолго до полудня, единственный
оставшийся в городе Конструктор, пухленький и веснушчатый Тимофей,
обустроивший добрую половину района и изменивший его первоначальный лик, во
всеуслышание заявил о своем повышении и переквалификации в Археолога. К
несчастью для Ника, Тимофей в это время занимался капитальным ремонтом его
дома, небольшого беленького "дэтечта", который Анна давно планировала
переделать в "сэми"1. Когда уставшая семья возвратилась из аквапарка, на
месте милого дома разверзся развороченный фундамент.
- Долина Древностей себя изжила, - с энтузиазмом втолковал Тимофей
опешившим владельцам. - Единственный выход - копать прямо здесь.
Кардинальные перемены, современные взгляды, прогрессивные методы -
единственный способ сдвинуться с мертвой точки...
Тимофей говорил убедительно, и, в конце концов, Ник уступил.
К вечеру, когда воодушевленные зеваки разбрелись по домам, Нику, Анне
и дочери Рите пришлось провести ночь в походной палатке на патио, холщевый
свод которой не спас от некстати разразившейся грозы. Ночью на Ника все
время что-то капало, и лишь под утро ему удалось заснуть. Задолго до
рассвета его разбудил развеселый звон кирки о трубу. Как выяснилось, трубу
газопровода.
В тот же день, субботой, Игорь собрал уцелевшие пожитки, разбросанные
по району фотографии - и переселился в гостиничный номер. На время, пока не
уладится вопрос с постоянным жилищем. Номер был однокомнатным, Ник не
представлял, как они поделят жизненное пространство, и боялся, что женщины
не дадут ему поработать над новой книгой, просматривая очередные серии
"Мореходной луны". Но те нашли другую забаву. Весь день они проторчал



Назад