fa72299d     

Тарабанов Дмитрий - Под Юбкой Реальности - Шестерни Судьбы



Дмитрий Тарабанов
ПОД ЮБКОЙ РЕАЛЬНОСТИ -
ШЕСТЕРНИ СУДЬБЫ
рассказ
Рука стекломойщика сунула через открытое окно автомобиля пластмассовую
куклу. Старую, не китайскую - добротного советского производства.
Распахнутые зеленые глаза с жесткими, как щетина зубной щетки, ресницами,
равнодушно смотрели в мою сторону. Платьице на кукле было розовым, и шили
его, наверняка, из детской ночной рубашки.
- Друг, ты знаешь, что это за кукла? - завороженным полушепотом спросил
чумазый стекломойщик.
- Мальвина. С белыми волосами только, - вежливо ответил я. Захотелось,
быстрее сунуть стекломойщику заработанные им гроши и катить в город. Его
лицо, покрытое шрамами и перепачканное смазкой, казалось мне сейчас
отвратительным.
- А знаешь, что у нее под юбкой?
- У кукол под юбкой ничего нет, - с ухмылкой ответил я. Демонстративно
потянувшись в задний карман джинсов, достал бумажник. - Сколько я тебе
должен? Пять? Десять?
- Нет, погоди, друг, - он ткнул куклой мне в лицо. - Ты просто юбки не
поднимал. Попробуй.
- Я вообще в город спешу... - понизив голос, начал я.
- Подними-подними!
Я вздохнул. Будь я более наглым, щелкнул бы я этого парня по носу. А так...
В конце концов, что мне стоит задрать тряпку на какой-то пластмасске?
- Вот видишь, - удовлетворенно сказал стекломойщик, когда я нехотя
приподнял пальцем розовую тряпочку. - Я же говорил, что там что-то есть.
Стекломойщик оказался прав. В развороченном пластмассовом животе глубоко
сидела микросхема с шестеренками. Шестеренки, окислившиеся до синеватого
цвета, не двигались. Я подумал, что такую дырку могли проделать паяльником
или детским выжигателем...
- Это модель почти каждого человека, который тебя окружает. Они все
ненастоящие. Они - схемы, - стекломойщик шумно вдохнул воздух и продолжил:
- Ты, например, чувствуешь себя счастливым?
- Д-да, пожалуй, - ответил я. - Если бы только не коровы, попадающиеся на
пути.
- Тебе всего хватает. Ты ничем серьезным не болен. Тебе частенько многое
сходит с рук. Может быть, тебе даже везет. Не в лотереи и не по крупному,
но достаточно, чтобы поднять тебе настроение. Короче, ты счастлив!
- В общем-то, да.
- А они? Калеки, безработные, нищие, убийцы, зэки? Они счастливы? Вот я,
по-твоему, счастлив?
- Нет, конечно... - я осекся. - Наверное.
Стекломойщик опустил придерживаемый пальцем подол платья на пластмассовые
коленки. И засмеялся.
- Нет, они не несчастливы. Их попросту нет. И меня нет.
- Да ну! И меня, значит, тоже?
- Нет! - сказал он резко и высунул руку из моей машины. - Ты есть. В этом
мире живут только в меру счастливые люди. Все остальное - схемы. Как эта
кукла.
Стекломойщик пристально посмотрел на меня. В его глазах полыхало
раскормленное безумие.
- Ладно, - поторопил я. - Приятно, конечно, было с тобой пообщаться, но
мне надо обратно. Дам тебе пятнадцать гривен, чтобы ты только молчал по
поводу коровы.
Я протянул через окно деньги, а дорожный экзистенциалист тотчас сложил
купюры вчетверо и засунул в карман промасленного костюма.
- Не беспокойся, - с отрешенной улыбкой заверил он меня. - Ты счастливый
человек. Со счастливыми людьми ничего плохого не происходит. Поверь.
Вернувшись в город, я почти сразу забыл все неприятности, происшедшие на
дороге. Развез груз крабовых палочек по магазинам, собрал с получателей
подписи, пообедал в автомобильном кафе. Вернулся домой я уже под вечер,
быстренько почистил картошку и поставил кастрюлю на плиту. Сидя в потемках
у голубого огонька, я грустно поглядывал на н



Назад