fa72299d     

Тарабанов Дмитрий - Обратите Внимание



Дмитрий Тарабанов
ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ
рассказ
Посадка прошла на удивление мягко. "Томик" некоторое время провисел в
воздухе, пока обшивку корабля охлаждали азотом, потом опустился на ровную
поляну, еще с орбиты выбранную посадочным плацдармом. Низкая трава даже не
занялась, как это обычно случалось при подобных посадках. Биолог Мазин
искренне поздравил пилота с отлично проделанной работой.
- Если не считать двух квадратных метров почвы, спрессованной
посадочной крестовиной, - сказал Мазин, - мы почти идеально вписались в
экосистему данной планеты.
Пилот Абрамов, блондин ростом метр семьдесят пять, завершил посадку
отцентровкой и выпуском дополнительных распорок. Его вторым, пока еще
неоконченным высшим образованием было биологическое. Путешествуя в одном
экипаже с профессором ксенобиологических наук Мазиным, он готовился к сдаче
дипломной работы на тему "Поведение опыляющих насекомых в природных
условиях неисследованных планет", потому сохранность исследуемой территории
волновала его больше всего.
Утвердившись на почве новой планеты, Мазин и Абрамов начали подготовку
к первому выходу. Ими были сделаны необходимые прививки, а также подобрана
и опробована специальная "воздушная" обувь, подстроенная под вес своих
хозяев и уровень гравитации исследуемой планеты. Пока в тесном обзорном
отсеке происходила дезинфекция, биологи наблюдали черно-белую картинку
джунглей за поляризованным стеклом. Черно-белая цветопередача была
последствием рассеянности пропускаемого стеклами света, отчего на глазном
дне обозревателей работали только "палочки", вовсе не "колбочки",
различающие цвета и оттенки.
За стеклом открывалась панорама густо-серых джунглей, ничем не
примечательных.
- Насколько я могу судить, в растительном мире здесь нет ничего
такого, что могло бы нас заинтересовать, - скептически заметил Мазин. -
Потому мы можем без промедлений приступить к наблюдению жизни местных пчел.
Андрей Абрамов согласно кивнул и поспешил нагрузиться десятком
земляных зондов, камер ночного видения и пластиковых ульев, необходимых для
изучения трофических и конструкторских способностей насекомых. Когда
компьютер корабля сообщил о готовности открыть шлюз, Мазин и Абрамов,
наконец, ступили на землю неисследованной планеты.
Профессор ксенобиологии Земного университета удовлетворенно вытянулся,
втягивая ноздрями приятный воздух планеты, приятный в первую очередь
потому, что был он абсолютно лишен каких бы то ни было ароматов. Абрамову
последовать примеру куратора не удалось: туго перехваченный поясами и
лямками с навешенной на них аппаратурой, он безропотно шагал в направлении
джунглей.
Внезапно Мазин остановился.
- Обратите внимание, - с лекторской интонацией произнес он, показывая
в сторону джунглей. - Эти растения имеют непривычный, нехарактерный земным
и другим когда-либо виденным, цвет!
Абрамов, пыхтя, перевел взгляд с приминаемой им травы (вес несомого
груза забыли принять во внимание при расчете коэффициента отталкивания
обуви) на теснящие друг дружку пальмовые деревья. Густая бахрома листьев
была ярко-оранжевой, а стволы имели красно-бурую окраску. Ничего подобного
земным исследователям видеть не приходилось ни воочию, ни в отчетных
каталогах ботанических экспедиций.
- Должно быть, это просто невероятно, - покорно согласился Абрамов.
Выражение его лица с устало-скучающего на крайне-заинтересованное сменилось
за считанные секунды. Вот он уже шагал к ближайшей оранжевой пальме, не
замечая тяжести груза. - Думаю,



Назад