fa72299d     

Тарабанов Дмитрий - Не Тронуто



Дмитрий Тарабанов
НЕ ТРОНУТО...
рассказ
Доллорон Казъяп откинул нижние ложноножки на релаксационную панель
противоперегрузочного кресла, закусив двенадцатью из сорока восьми своих
ртов губы, а еще четырьмя вдохнув ароматный дым ганзы из корабельного
кальяна. Над стационарной площадкой проектора плясала полуобнаженная
асилдианка, поглаживая искусительно изогнутыми усиками набухшие конусы
яйцекладов.
Дверь в каюту Казъяпа требовательно запищала. Гостей Доллорон не ждал,
поэтому поспешил узнать цель визита загадочного гостя, дабы избежать
неприятных неожиданностей. Да еще голую матрру увидят, подумают -
озабоченный... На корабле паучих - море, а он с голограммами балуется!
- Чего надо? - мультяшным фальцетом пропищал пассажир "Багряного Герца".
- Многоуважаемый и многожеланный господин-хас Доллорон Ик Кон Волхап
Казъяп, - проговорило устройство коммуникатора женским голосом, не
высушенным еще ганзой, чей дым столь стремительно вошел в моду. - Наш
корабль входит в атмосферу Нолдо-IV и через тридцать минут мы сядем на дне
Лилового Моря, высохшего три миллиона лет назад вследствие расхождения
литосферных...
- Это все? - спросил Казъяп, выпуская сразу три дымовых кольца.
Голубоватый чад тут же поглотило устройство корабельного микроклимата.
- Я подумала, вдруг вам понадобится снотворное, вода или наркотики...
- Нет, - обрезал Казъяп, - все это у меня есть. Что-нибудь еще?
Из коммуникатора несколько секунд не доносилось ни звука, и асилдианин
решил, что стюардесса убралась к черту. Он было перевел внимание на
танцовщицу, когда тот же самый голос из-за двери шепотом оповестил:
- Еще я хотела предложить себя.
Оранживые ленты одна за одной слетали с тела танцовщицы, открывая
взгляду Казъяпа нежные чешуйки лобковых панцырей.
Пассажир оставил просмотр на самой интригующей сцене и одним прыжком
покинул кресло, мягко приземлившись у двери. Голограмма, лишившись
зрителя, замерла, накинула на свое изящное паучиное тельце шелковый шлейф,
уселась в любимой позе учителя Зу, восстанавливая дыхание.
Дверь по нажатию клавиши потеряла материальность и перед четырнадцатью
из двадцати глазами Казъяпа предстала невысокая, но достаточно
смазливенькая асилдианка. Из под гелевой робы просто рвались
целеустремленные яйцеклады, тонкие струнки ровных ложноножек искусительно
подергивались, маня к себе.
Но вот глаза...
- Повтори! - приказал он.
Вот оно в чем дело!.. Асилдианка, не подозревавшая, что через дверь ее
внимательно оглядывают, со всей силы, на которую только были способни
мимические мышцы, хлестнула льняными, совсем прозрачными усиками по
внешней обшивке термозаслона. Скривила несколько ртов в недовольной
гриммасе, а остальными произнесла в унисон, наполнив голос шипящей
страстью:
- Я желаю вас. Сейчас!
Казъяп скривился и захлопнул ушные щели, дабы не слышать боле столь
неприкрытой фальши.
Глаза матрры выражали единственное желание - побыстрее закончить с
пассажиром, плотское обслуживание которого входило в ее обязательство и
оплачивалось по Высшей Шкале. Такое Казъяпа никак не удовлетворяло, ибо
больше всего в партнерше он ценил выражение глаз. Настоящее выражение
глаз, а не дилетантскую бутафорию.
- Убирайся, жалкая шлюшка, - просипел Доллорон, придавая двери
привычный вид.
Он возвратился в противоперегрузочное кресло, не желая его ни с кем
делить, и приказал танцовщице продолжить. Та сбросила накидку и снова
закружилась в дурманящем танце, совершая немыслимые па, при этом
практически не касаясь пол



Назад