fa72299d     

Тарабанов Дмитрий - Единственное Желание



Дмитрий Тарабанов
ЕДИНСТВЕННОЕ ЖЕЛАНИЕ
Фанфиковый вариант рассказа "Холод бестелесного дождя"
по мотивам романа Сергея Лукьяненко "Лорд с планеты Земля"
Алигизианин, почувствовав, как волосы на его спине наэлектризовано
поднялись, обернулся и осветил стену сэхила фонарем. Лицо медленно
проступало сквозь тонкую серебристость камня Сеятелей, проясняясь
контурами, обретая рельефность. Камень сэхил пульсировал, и в его
агоническом биении рождалась новая форма жизни, доселе не известная ни
одному человеку во Вселенной. Алигизианин отступил, поскольку лицо
выдвинулось уже достаточно далеко от монолита. Он хотел бежать, но что-то
не позволяло. Не позволяло лицо, потому что оно было...
Лицом женщины.
Оно еще точнее обрело свои черты. Оно казалось похожим на лицо какой-то
другой женщины, которую алигизианин видел раньше, до того, как стал
звездным старателем и попал на Осенний Дождь. Нет, он любил эту женщину...
Совпадение?
Алигизианин не верил ни в какие совпадения.
Он хорошо помнил, что повстречалось ему на пути в Храм. Помнил он и
гостеприимство обители Сеятелей, величество и несокрушимость покоящегося
на тонком стволе мозаичного шара Храма, и странный теплый камень, которым
был выложен он изнутри, камень с нежной и мягкой поверхностью, как кожа
Сэхил, его мертвой ныне возлюбленной. Он так и назвал камень - сэхил.
Если алигизианин умрет сейчас, то последователи найдут его дневники и
будут так же звать чудо-камень. Хотя это вряд ли. Только властители могут
зайти в священную обитель Сеятелей...
Властителем алигизианин не был, и умирать хотел меньше всего. То, что
росло сейчас из стены, вряд ли могло таить в себе угрозу смерти. Это было,
напротив, рождением. Лицо существа стало совсем живым: аккуратный, чуть
вздернутый нос, сочные губы; медленно темной линией от пока еще закрытых
глаз поползли брови, тонкие, дугообразные; на поверхности лысой головы
стали проступать волосы. Они, как тысячи маленьких травинок, быстро
поползли вверх, затем, изогнувшись под своей тяжестью, потекли вниз
водопадами, извиваясь змеями. Веки девушки из камня дрогнули, и глаза
раскрылись. Она несколько раз моргнула, будто проснулась от ночного сна.
"Невероятно! - подумал алигизианин. - Это она!"
Его уже не тревожил вопрос "Почему?". Он знал, что ЭТО происходит, а
почему оно происходит, уже неважно. Перед алигизианином рождалась Сэхил,
та, в память о которой он назвал невиданный им раннее камень. Сэхил
смотрела на алигизианина взглядом, каким может смотреть только Сэхил. В
этом взгляде голубых безумных глаз было все...
Сквозь камень проступали ее плечи, медленно отделяясь от теплого тела
Храма. Девушка подалась вперед с трудом, будто что-то мешало ей проходить
сквозь стену, и на поверхность выплеснулась и застыла в упругом
покачивании ее полная грудь.
Алигизианин больше не боялся и не отступал. Он знал, что существо,
рождающееся из камня, не причинит ему никакого вреда. Девушка появлялась
медленно. Она выпутала из каменной жижи абсолютно гладкой стены руки и,
опираясь ими о стену, продолжала покидать теплые объятия Храма.
Алигизианин подался вперед. Он обнял девушку за уже сформировавшуюся
тонкую талию и, приподняв, помогал ей выбираться. Своими пальцами он
чувствовал трепет женского тела, теплого, гладкого, мягкого, упругого, как
камень сэхил, как сама Сэхил.
"Боже, так ведь это и есть Сэхил!"
Девушка уже почти выступила из стены. С трудом пробивая чудо-камень,
появились на поверхности крутые бедра, блестящие в лучах



Назад