fa72299d     

Тарабанов Дмитрий - День, Когда Пришли Сюрреалисты



Дмитрий Тарабанов
День, когда пришли сюрреалисты
рассказ
Обычная прогулка по городу.
Такие каждый день совершают добропорядочные граждане всех стран, начиная
Якутией и заканчивая ЮАР. Да и чего стоит просто взять себя за шкирку,
вытолкнуть за порог квартиры и прогуляться? Во-первых, это полезно -
свежий воздух, как-никак; во-вторых, общение с городом как раз тогда,
когда он в этом особенно нуждается.
Сегодня - День города.
Александр Прокудин ранним еще утром вышел поздравить свой город, скоро уже
как третий век именующийся Николаевом. Не слишком многообещающее название,
но даже такие населенные пункты, как Половинки, имеют право, как, впрочем,
каждый уважающий себя город, на поздравления со стороны жителей. Не
говоря уже о правах на подарки... Перекинувшись лестными фразами с
парой-тройкой зданий, наиболее близлежащих к небольшому частному дому в
центре Николаева, Александр решил, что такие условные объекты, как
деревья, клумбы и кусты в какой-то степени также являются исчадиями
города, поэтому поздравил и их. Пусть они не так долговечны, как
трансформаторные будки и АТС, но ведь они являются неотъемлемыми
компонентами зеленых николаевских аллей и парков! Раз школьники,
подбодряемые учителями, поздравляют и мусорные контейнеры, и хмурых их
обитателей, без которых просто трудно представить систему Великого
Мусороворота и, соответственно, жизнь самого города, так почему же не
поздравить флору?
Александр счел это несправедливостью, и первое, что сделал сегодня утром -
поздравил каждое дерево по улице Свердлова, пока не дошел до главной улицы
города.
Собака, которую он по обычаю выгуливал каждым воскресным утром, также
поздравила несколько деревьев, только по-своему, по-собачьи.
На главной улице сегодня было далеко не людно. Вероятно, распугала всех
обывателей неясная, сумеречная погода; вероятно, стремление хоть на один
день в году оставить в покое многострадальный город, избавить его от
своего довлеющего присутствия.
Исходя из таких убеждений, концертов сегодня устраивать не стали, решив
поберечь уже и так подорванный слух Николаева, в особенности его Среднее
Ухо.
Александр Прокудин, рослый человек лет тридцати от силы, шел по мостовой,
умело разбрасываясь ногами. Его собака, из-за неимения подходящей клички
прозванная Безымянной, в точности повторяла движения хозяина. Чинно
поднимая мохнатые рыжие лапки, пекинес опускал их на мелкозернистую
мозаичную плитку мостовой главной улицы города, вокруг названия которой
три года назад наконец утихли дебаты. Стала называться она уже не
Соборной, как раньше, и не Советской, как в социалистические времена.
Назвали ее удивительно просто, приняв собирательное решение: Соботская.
Никто, по крайней мере из обитателей непосредственно города, возражать не
стал.
Наверное, единственное, для чего сегодняшний день действительно годился, -
это для выгула собак. Александр провожал одобрительным взглядом хозяев,
вывевших четвероногих чад на прогулку по центральной улице. Весело
виляющие хвостики всех типов и размеров опоясывали своеобразные ошейники,
во всех толковых словарях сюрреалистического мира значащиеся под названием
"нахвостники". Мало кто задумывался над предметом нахвостника, но
Прокудин, благодаря привитому с детства здоровому любопытству, досконально
изучил данный "феномен".
Во-первых, когда Животный Суд провозгласил неприкосновенную свободу собак,
у собак (как утверждают энималистические медиумы) возникло недовольство по
поводу ошейника, ассоц



Назад