fa72299d     

Таманцев Андрей - Солдаты Удачи 07



АНДРЕЙ ТАМАНЦЕВ.
УГОЛ АТАКИ
СОЛДАТЫ УДАЧИ-7
В романах серии «Солдаты удачи» все события взяты из жизни. Мы изменили только имена героев. Почему?

Это нетрудно понять: слишком тяжела и опасна их работа. Каждый из них всегда на прицеле, вероятность избежать смерти приближается к нулю... Имеем ли мы право лишать таких людей надежды на завтрашний день?..
Их осталось только пятеро. Пятеро тех, кого испокон веку называют наемниками, «солдатами удачи»...
Они отправляются на новое свидание со Смертью. Туда, где помощи ждать неоткуда. Туда, где они — пятеро — должны принять на себя всю мощь военной машины. Но «солдаты удачи» давно уже не боятся ничего.

Они знают: в борьбе со Злом главное — успеть нанести удар первым.
Вы все хотели жить смолоду,
Вы все хотели быть вечными, —
И вот войной перемолоты,
Ну а в церквах стали свечками.
А.Чикунов
Я не посылал пророков сих, а они сами побежали; Я не говорил им, а они пророчествовали...
Книга пророка Иеремии, гл. 23, cm. 21
Пролог. Груз без маркировки
Тишина. Крупные, как в августе, звезды. Зеленоватое свечение приборных досок с десятками дисплеев, стрелок и светодиодов авионики.
Высота восемь тысяч метров, скорость семьсот сорок километров в час.
Четыре турбины чудовищной мощности несут по ночному небу махину
«Антея».
Курс — в норме. Тяга — в норме. Топливо — в норме. Все в норме.
Поэтому словно бы и не слышен в кабине рев турбин.
2.34
Командир:
— Встретил однажды друга детства. Еще пацанами вместе голавлей ловили.
На Кубани, под Белореченкой. Он и говорит: «У тебя всегда рыба была крупней». А мне казалось, что у него.
2.36
Второй пилот:
— А на самом деле у кого? Командир:
— Да я уж теперь и не знаю.
2.43 Штурман:
— В Калькутте сейчас небось духотища. Бортрадист:
— Нет, там терпимо. А вот в Бомбее — там да.
2.47
Командир:
— Воздух сегодня тяжелый. Второй пилот:
— Имеет быть.
2.56
Командир:
— Пойду покурю.
Командир вышел из кабины. Рев турбин стал гораздо слышней. По огромному самолетному чреву гуляла вибрация.

Тусклый свет дежурных плафонов отблескивал на обшивке многотонных длинномеров и негабаритных контейнеров.
На торцах контейнеров краснели крупные цифры. Никакой другой маркировки не было.
Командир корабля не имел права знать, что в этих длинномерах и негабаритах. Но он знал. Весь экипаж знал.

Потому что их борт загружался продукцией Северо-восточного авиационного завода, а конечным пунктом маршрута была Калькутта. В грузовом трюме «Антея» находились штурмовики
МиГ-29М. Фюзеляжи отдельно, крылья отдельно, двигатели отдельно. Эти боевые машины Россия поставляла в Индию в обмен на продовольствие.
Командир сел в откидное кресло и закурил. Неизвестно, о чем он думал.
Два «черных ящика» — оранжевые капсулы из сверхпрочной стали с электронной начинкой, установленные в пилотской кабине «Антея», — фиксировали параметры работы всех самолетных систем и переговоры экипажа с землей и между собой.
Мысли они фиксировать не могли.
Неожиданно командир поднял голову и нахмурился. Затем погасил сигарету и быстро вернулся в кабину. На магнитной пленке системы оперативного контроля (СОК) остались его слова:
— Что происходит? Второй пилот:
— Теряем высоту. Бортинженер:
— Нет тяги на четвертом двигателе. Командир:
— Форсаж. Второй пилот:
— Даю форсаж. Бортинженер:
— Отказ второго двигателя.
3.17
Бортинженер:
— Сбой в третьем.
До Калькутты оставалось шесть часов лету. До промежуточной посадки на военном аэродроме под Душанбе — два с половиной часа.
До конца полета — че



Назад