[an error occurred while processing this directive]

Таманцев Андрей - Солдаты Удачи 04



АНДРЕЙ ТАМАНЦЕВ.
ЗАКОН ПОДЛОСТИ
СОЛДАТЫ УДАЧИ-4
Вы все хотели жить смолоду,
Вы все хотели быть вечными, —
И вот войной перемолоты,
Ну а в церквах стали свечками.
А.Чикунов
В романах серии «Солдаты удачи» все события взяты из жизни. Мы изменили только имена героев. Почему? Это нетрудно понять: слишком тяжела и опасна их работа.

Каждый из них всегда на прицеле, вероятность избежать смерти приближается к нулю... Имеем ли мы право лишать таких людей надежды на завтрашний день?..
Снова читатель встречается с командой Сергея Пастухова. Бесстрашные и удачливые, эти суперпрофессионалы войны на сей раз встают на пути авантюристов в генеральских погонах, пытающихся шантажировать правительство с помощью бактериологического оружия, похищенного в некогда дружественном
Советскому Союзу государстве. Преступные амбиции ставят на грань мучительной гибели миллионы ни в чем не повинных людей. Но тут вступают в действие
«солдаты удачи»...
Глава первая. Багдадский вор
1
Над Багдадом стремительно сгущались сумерки. По мере того как угасал шафрановый, в полнеба, закат, в темных водах древнего Тигра начинали плясать отражения огней набережной и ярких факелов нефтеперерабатывающего комбината, по какому-то странному недоразумению оказавшегося посреди громадного города.
Впрочем, с каждым годом факелов пылало над рекой все меньше.
Экономические санкции, наложенные на Ирак Советом Безопасности ООН еще после оккупации Кувейта, оказывали свое действие. Уже сегодня в Багдаде бензин стоил не намного дороже стакана чистой питьевой воды в ресторанчике на набережной.

Да и сама набережная не производила былого впечатления. Все меньше находилось желающих купить этот самый стакан воды. А как бывало замечательно в самый жгучий полуденный зной, когда казалось, что еще немного
— и весь асфальтово-бетонный город начнет плавиться и стекать в реку, сделать глоток ледяной воды, утолив жажду сиюминутную. А потом смотреть, как веселый продавец ловкими движениями крошит в ваш стакан лед и выжимает в него свежий лимон, присыпав его сверху сахарной пудрой. В жару нет ничего лучше этого импровизированного мороженого.
Восемь лет блокады сделали свое дело. Уже не прогуливаются по набережной толпы туристов, захотевших поглазеть на колыбель европейской цивилизации — древнюю шумерскую Месопотамию.

Давно разъехались и специалисты со всего мира, так любившие с размахом тратить деньги, которые, не скупясь, платил им Саддам Хусейн. Нефть, которая в Ираке, казалось, лежала под каждым камнем в пустыне, сегодня больше не приносила барышей.
Именно поэтому гасли факелы на комбинате посреди города. «Зато легче стало дышать...» — грустно шутили некогда беззаботные багдадцы. Древний Багдад переживал явно не лучшие времена.
К тому же опять, как и в девяностом году, в залив стягивались эскадры натовских союзников, опять совсем по-хозяйски засновали в небе «фантомы» и
«харриеры» — президент Хусейн отказался допустить ооновских инспекторов в свой личный Дворец. Запрет только сильнее распалил инспекторов: раз не пускают — значит, что-то прячут, скорее всего — оборудование для производства химического или бактериологического оружия. Но Саддам упорно стоял на своем, и конфликт разгорался, грозя перерасти в настоящую войну.
Потомки героев «Тысячи и одной ночи» по вечерам с опаской поглядывали на зажигающиеся звезды — не полыхнут ли там с воем внезапно подкравшиеся американские «томагавки»?.. Город жил в ожидании точечных бомбовых ударов.
— Война, опять война... — тяжко вздохнул старый Ноха



Назад


[an error occurred while processing this directive]