[an error occurred while processing this directive]

Таманцев Андрей - Солдаты Удачи 03



АНДРЕЙ ТАМАНЦЕВ.
УСПЕТЬ, ЧТОБЫ ВЫЖИТЬ
СОЛДАТЫ УДАЧИ-3
Вы все хотели жить смолоду,
Вы все хотели быть вечными, —
И вот войной перемолоты,
Ну а в церквах стали свечками.
А.Чикунов
В романах серии «Солдаты удачи» все события взяты из жизни. Мы изменили только имена героев. Почему?

Это нетрудно понять: слишком тяжела и опасна их работа. Каждый из них всегда на прицеле, вероятность избежать смерти приближается к нулю... Имеем ли мы право лишать таких людей надежды на завтрашний день?..
Их оболгали. Их преследовали. Их лишили помощи. На них охотились, как на диких зверей.

Но они шли на невыполнимое задание, зная, что в новой схватке со злом расклад простой — победа или смерть.
Пролог
Тишина и прохлада собора казались раем после адской жары и человеческой суеты там, снаружи, на улице. А величие, которое древние зодчие создали с таким блеском, заставляло забыть о внешнем мире, презреть его мелочность и тленность, оставляя один на один с вечностью. Именно здесь, под сводами собора Санта Мария дель Фьоре, сотворенного великими итальянцами Возрождения почти семьсот лет назад, и именно сейчас он должен был взять эту паузу, короткий тайм-аут перед финальным ходом.
Огромные колонны, уходящие высоко вверх; мягкий свет, пробивающийся сквозь цветные витражи и рассекающий пространство храма призрачными лучами; полумрак, сгущающийся в нишах — огоньки свечей не могли разогнать его и только подчеркивали таинственность окружающего. Все невольно заставляло остановиться и выпасть хотя бы на миг из ежесекундного напряжения.

И он сделал это — аккуратно присел на деревянную скамью и расслабился. Нет, он не собирался замаливать грехи, не собирался наскоро исполнять обязательный обряд добропорядочного католика. Он не был ни католиком, ни вообще глубоко религиозным человеком, просто этот собор, как и православная церквушка с ее запахом ладана и домашним уютом, пробуждал в душе нечто, что не позволяло превратиться в зверя с оружием в руках, как произошло со многими, кого он знал...
На соседнюю скамейку плюхнулось шумное немецкое семейство. Фатер, мутер и толстый киндер. И, точно это было для него каким-то сигналом, он поднялся и направился к алтарю.
Перед распятым Христом стояли ящики с белыми свечами. Их никто не сторожил и не продавал: рядом был пристроен медный куб для пожертвований с указанием цены — «500 лир» — вот и все. Прихожане кидали деньги, брали свечи и шли просить у Господа что кому нужно — без всякого контроля. Перед
Всевышним не слукавишь. Бросив деньги и взяв пять свечей — за себя и за тех, кого сейчас рядом с ним нет: за Дока, Артиста, Боцмана и Муху, — он зажег их, поставил рядком и как-то неловко перекрестился по-православному, справа налево, щепотью. Стоявшая рядом старуха флорентийка с удивлением посмотрела на него.
Замерев на мгновение, он поставил еще две свечи, большие, в красных стаканах, с изображением какого-то святого. Это за Тимоху и Трубача. Упокой,
Господи, их души. Вот теперь все.
Он должен был сделать это именно сейчас и именно здесь.
* * *
— Внимание! «Ковбой» поставил у алтаря семь свечей. Это похоже на сигнал. Всем усилить наблюдение!..
— На ковбоя он не очень-то похож, а?
— Примерно так переводится фамилия этого русского — Пастухов... Все!
Он собирается уходить. Давай за ним, а я разберусь со свечами.
— Понял...
Часть первая. Заказ на жизнь
1
Ровно в полдень одного из жарких летних дней, которые не так уж часты в
Голландии, в шумный холл отеля «Хилтон-Амстердам» сквозь громадную крутящуюся дверь вошел н



Назад