fa72299d     

Таманцев Андрей - Чужая Игра



det_action Андрей Таманцев Чужая игра Снова читатель встречается с командой бывшего капитана спецназа Сергея Пастухова. А начинается все с того, что бывший капитан медицинской службы Иван Перегудов, он же Док, случайно обнаруживает в кузове остановившегося неподалеку КамАЗа контейнер с бактериологическим оружием.

Факт вдвойне тревожный: во-первых, Россия согласно международным обязательствам давным-давно уничтожила все запасы такого оружия, а во-вторых, владельцами грузовика оказываются чеченские террористы... Наши герои оказываются вовлеченными в новую цепь приключений.
ru ru Денис FB Tools 2006-07-24 OCR Sergius: sergius@pisem.net 261CFFB7-3B2B-4B7B-B874-D78FB6663E09 1.0 v 1.0 — создание fb2 OCR Денис
Андрей Таманцев. Чужая игра АСТ, Олимп Москва 2001 5-17-006915-4, 5-8195-0423-2 Андрей Таманцев
Чужая игра
Вы все хотели жить смолоду,
Вы все хотели быть вечными, —
И вот войной перемолоты,
Ну а в церквах стали свечками.
А.ЧикуновКто ведет в плен, тот сам пойдет в плен; кто мечом убивает, тому самому быть убиту мечом. Здесь терпение и вера святых.
Откровение Иоанна Богослова 13, 10Пролог
Сначала у меня в мозгу будто раздался щелчок, и сразу вслед за ним по телу прошла волна проявляющихся ощущений: я был жив, и члены мои реагировали на проверочные импульсы, посылаемые мозгом. Затем, почти мгновенно, эту волну поглотил полный, всепроницающий мрак, заполнивший все мое существо каким-то первородным ужасом, и сознание снова отказалось мне подчиняться.

Словно кто-то мгновенно набил мою голову вязкой и холодной массой, которая, постоянно пульсируя, не давала возможности ни видеть, ни слышать, ни дышать. Только где-то вдалеке, на границе сознания, упрямо существовал какой-то глухой гул, который, проникая сквозь толщи этой черной массы, говорил о том, что мое существование на этой грешной земле все еще продолжается...
Казалось, прошла целая вечность, прежде чем я обнаружил, что сознание полностью подчиняется мне. Правда, мрак и холод по-прежнему остались, а гул в ушах даже усилился. Но это уже не было то страшное ощущение замогильного ужаса, которое сидело внутри меня, когда ко мне только-только вернулось сознание.
Так. Теперь, когда темнота — это всего лишь темнота, надо попытаться понять, что же все-таки происходит. Я снова мысленно проверил свое тело, провел ревизию, поочередно напрягая все мышцы.

Итак: кости целы, руки скованы за спиной наручниками, на рот налеплена широкая полоса скотча, а сам я лежу на холодном и сыром бетоне в каком-то то ли подвале, то ли бункере.
Теперь хорошо бы вспомнить, как я здесь очутился. Те, кто бросил меня здесь, видимо, постарались на славу: все тело болело от многочисленных синяков и ссадин, а гул в голове говорил о том, что моим бедным мозгам пришлось выдержать очередное сотрясение. И все же память потихоньку возвращала мне те кусочки мозаики, по которым я смог бы составить общую картину случившегося.
И я вспомнил все! Сначала появилось острое ощущение боли от ударов, и сразу вслед за тем я отчетливо увидел мелькание рук и ног. Били меня профессионально. Какие-то бородатые отморозки в камуфляже и тяжелых солдатских ботинках.

Пятеро. Связанного. Оставалось надеяться, что я все же успел хорошо их достать, если они взялись за меня с таким остервенением...
А дальше память начала, без понуканий и запинок, раскручивать, как кинопленку, события, предшествующие моему появлению здесь. В голове мелькали обрывки все новых сцен: вот я лежу на земле, почему-то опутанный веревками, а неподалеку Боцман и Артист отбиваются о



Назад