fa72299d     

Талан Алекс - Игрушка



Алексей Талан
Игрушка
Время - это такая сложная штука, что ты не знаешь, что будет в следующую
секунду, но можешь точно предсказать то, что случится с тобой через пару
лет. Например, Япония. Никому ненужные Курильские острова рано или поздно
всё равно перейдут к ней. Крайняя перенаселенность и нужда в деньгах.
Гигантская Россия и мизерное количество народа. Но почему нельзя
предугадать то, что будет в следующий миг. Почему нельзя ловить капли
дождя руками? Потому что дождь - он ничей. Его нельзя поймать.
Всё было очень просто. Тяжелая шершавая граната размером с кулак. И два
пальца, удерживающие чеку. А потом, когда пальцы посинели, и когда больше
не осталось сил держать, рука нехотя разжалась, выпуская гранату, но это
происходило слишком медленно. Тебе кажется, что проходит вечность, но на
самом деле - лишь мгновения. Я из последних сил кидаю гранату. Простите
меня, я не смог.
За холмом раздаётся взрыв, а потом - всё. На самом деле, я мог не кидать,
но тогда некому было бы кинуть вторую. И, если повезёт - то третью. Но как
на самом деле это сложно - знать, что кроме тебя больше никого не
осталось. Очень сложно найти хоть одну зацепку, ради чего стоит жить. Хотя
бы ради тех, кто будет после меня, чтобы им было, с кого брать пример.
Взрыв бьёт мне в уши. Пару минут я ничего не слышу, а потом раздаётся
слабенький дребезжащий голосок, и он всё нарастаёт. Я чувствую, что это -
конец. Тогда я достаю ещё одну гранату и кидаю её. Пальцы сами нашаривают
третью, но её нет. Я бессильно скребу ногтями по размокшему днищу сумки.
Вот как. Оказывается, нечего было и загадывать. Всего две. А мне казалось,
что три.
Надежда - это последний бастион, это - последнее испытание. Это - как
рывок на максимальный результат - показывает, сколько ты ещё сможешь
выдержать. Сколько тебе осталось - ты не знаешь. Тебе кажется, что ещё
чуть-чуть и мышцы разорвутся, лопнут, и ты с позором уйдёшь из зала. Но на
самом деле - это лишь придаёт силы на следующий рывок, и тебе кажется, что
он последний. Но берёшь ещё и ещё. А потом без сил опускаешься на пол, и
тяжело дышишь. А главное - это верить в себя и в то, что каждый следующий
рывок - лишь ознаменование предыдущего.
Танки проезжают мимо. Это стало уже привычной тактикой. Прикрывать
отступающих. Пока они бегут - раненые остаются, чтобы из последних сил
помочь тем, кто бежит. Но моё время закончилось. Пора. Я не могу встать,
потому что обе ноги прострелены были ещё утром, тогда ещё раз ищу правой
рукой последнюю гранату, но её нет. Мне не будет лёгкой смерти, потому что
лёгкая смерть будет у тех, кто бежал. Поменялись. Меня - на них.
Я закрываю глаза и начинаю считать солёные капли дождя. Вместо шума танков
и каких-то перекриков - я слышу песню, которую не слышал никогда. Я
запомнил только повторяющийся рефрен - Walking in Memphis.
Я не чувствую пуль, и не слышу выстрелов. Я не чувствую, как с меня, ещё
живого обдирают одежду, забирают какие награды и радуются, что убили
офицера. Но тот офицер ещё пока далеко от них, и мне пришлась по плечу его
одежда.
Каждое мгновение - это как капля дождя, и не надо их считать. Их всё равно
не будет больше, чем ты захочешь. Их надо ловить и чувствовать так, чтобы
тебе было о чём вспомнить через тысячу лет или больше.
И не надо молиться несуществующим богам. Всё равно, кроме тебя никто
больше не сможет сделать следующий шаг. В каждом из нас живёт ребёнок. И в
каждом из нас - тот мир, в котором мы хотели бы жить. Вот только не у
кажд



Назад