fa72299d     

Талан Алекс - Дорога



Алексей Талан.
Дорога.
Тяжело быть человеком, а быть ангелом очень легко. Поверьте мне.
Я ступаю по холодной земле. Через пару шагов будет обрыв. Я знаю этот
кусочек земли наизусть. Шаг. Я падаю вниз. Ветер шумит в голове. Приходит
чувство стремительного падения. Всё быстрее и быстрее. Я закрыв глаза
считаю.
Пять, четыре, три. На счёт два я развожу руками в стороны и у меня за
спиной появляются два крыла. Взмах, и я уже не падаю, а лечу.
Всё, что я люблю - это те последние несколько секунд над землёй, последние
секунды падения - самые сладкие.
Иногда не успеваешь раскрыть крылья и тогда приходиться падать. А падать
больно. Очень.
Ветер бьёт меня сзади, я делаю пару взмахов и пролетаю на обрывом. Я
долетаю до площадки и сажусь, складываю крылья и иду к машине. Я её всегда
оставляю на той стороне - это на тот случай, если я вдруг разучусь летать.
Ведь очень сложно, каждый раз раскрывать крылья, ведь это так не просто,
знать, что ты не человек. А ещё сложнее, знать, что ты человек, у которого
есть два крыла за спиной. Это трудно, правда. И каждый раз это всё
труднее. И я боюсь, что однажды, я выйду из машины, встану у обрыва и
наклонюсь вниз, и посмотрю туда, откуда прилетает холодный ветер, и тебе
кажется, что малейшее движение, и упаду. А самое главное - это не смотреть
вниз. И я боюсь, что, сделав шаг, я больше не смогу взлететь. Это так
сладко - падать, это так сложно - взлетать. Но я ангел, я должен.
Живя среди людей, я понял только одно. Мы живём не ради книжек, мы живём
не ради красивой, нарисованной жизни, не ради красивой мебели и бутылки
пива, вечером с друзьями. Мы живём лишь ради того, чтобы вернуться домой и
позвонить в дверь. Я люблю, когда есть кому открыть дверь, когда я
вернусь домой. Я знаю, что это лишь единственное, ради чего стоит жить, и
тогда всё остальное приобретает краски. Яркие краски на асфальте, по
которому мы идём.
Я открываю дверцу и надеваю кроссовки. Дверца закрывается с лёгким
щелчком, и машина заводится. Я кладу руки на руль, и выруливаю на дорогу.
Отсюда до города ещё часов пять. На машине. И сегодня - я здесь уже пятый
раз. И каждый раз я хорошо помню.
Машина едет, и её чуть-чуть заносит вправо, звук камней, ударяющих в борт,
скрипящий звук тормозов и женский крик. Потом уже кричу я. Мне больно.
Разбитое стекло поцарапало мне лицо, а на плече так и остался шрам. И
выпрыгиваю из машины и вытаскиваю с другой стороны девушку. Она довольно
тяжёлая, тем более я вытаскиваю её одной рукой. Очень жарко - это горит
машина, и боль - в левом плече. Я почти не чувствую его из-за этой боли.
Девушка уже без сознания. Помню, что я успел оттащить её шагов на пять,
потом я упал, и ползти не было сил. Я лёг на неё и накрыл своим телом,
больше я не мог сделать.
Машина взорвалась почти бесшумно, или мне так показалось. Покрышки и
металлические осколки почти не попали в нас. Но всё равно, вставать было
очень сложно. Я поднялся и перевернул девушку лицом вверх - она дышала, а
лицо было почти всё в крови. Плохо, очень.
Я посмотрел на часы - было пять пятьдесят. Тогда я встал и потащил её
подальше, подальше от машины, в кусты. Я шёл и тащил её. Рука почти не
слушалась, а глаза застилал белый туман. В ушах тихонько звенело. Я знал,
что не смогу дойти и тогда, положив её в кустах, я вышел на дорогу и
пошёл, прямо к обрыву. Как оказалось - до него было долго идти, я бы почти
дошёл.
Сзади раздался хруст щебёнки и противный звук трущейся резины. Я
обернулся. Из машины вышли дво



Назад