fa72299d     

Таболов Артур - Водяра



АРТУР ТАБОЛОВ
ВОДЯРА
В этом бизнесе крутятся миллиарды долларов. В этом бизнесе ни на день не прекращаются невидимые миру войны.
Этот бизнес — водка.
В путешествие по закулисью водочного бизнеса, одного из самых масштабных и криминальных в России, приглашает читателя роман Артура
Таболова «Водяра». Успешный предприниматель, владелец крупного ликероводочного завода, он знает этот мир изнутри.
Он знает, о чем пишет.
Вместо пролога
В НАШУ ГАВАНЬ ЗАХОДИЛИ КОРАБЛИ
Ранним утром 24 июня 1996 года на рейде грузинского порта Поти, расположенного в устье реки Риони, несущей в Черное море муть колхидских болот, встал на якорь малотоннажный танкер «Звезда Техаса», порт приписки
Хьюстон, США. Едва отгрохотала в клюзах якорная цепь и умолк судовой дизель, наступившая оглушительная тишина наполнилась кваканьем миллионов лягушек.
Собравшиеся на корме матросы, вымотанные двухнедельным переходом через неспокойную Атлантику, с удивлением прислушивались к этим необычным на море звукам и всматривались в далекий берег в предвкушении вожделенного отдыха.
Был полный штиль. Над водой стоял парной туман, подсвеченный невидимым из-за гор солнцем. Сквозь туман проступали очертания малоэтажных городских кварталов, стекающих к берегу, темнели сады. Над пустыми причалами стадом жирафов теснились желтые портальные краны.

Никакого движения не было ни в городе, ни в порту. Казалось, что все живое оттягивает момент, когда придется выходить из хранящих ночную прохладу жилищ и окунаться в банную духоту дня.
— Если такая парилка сейчас, что будет днем? — заметил молодой штурман, высматривая с высоты капитанского мостика пограничный катер в бинокль, на линзах которого конденсировалась водяная пыль.
— Ливень, — отозвался капитан, вытирая платком дубленое лицо, напоминавшее пенек, обкатанный морским прибоем. — Что видишь?
— Ничего, сэр. Они еще не проснулись.
— Merde!* При Советах было больше порядка, сторожевики встречали суда еще в нейтральных водах.
— Случалось ходить в эти места, сэр?
— Из всех мест, куда мне случалось ходить, это самое гнилое, сынок. Le
pissoir de mer Noire. ** Не думал, что меня снова сюда занесет. И на чем? На этом корыте!
—————————————————————————————————————————
* Дерьмо (фр.)
** Писсуар Черного моря (фр.)
Штурман знал, что капитан имел диплом Ллойда и плавал на лучших пассажирских теплоходах трансатлантических линий. Если бы не пристрастие к бурбону и проявляемый при выпивке буйный нрав, он до сих пор стоял бы на мостике какой-нибудь «Куин Мэри». Но те времена давно прошли.

Он и место капитана на «Звезде Техаса» получил только потому, что команда танкера формировалась в спешке и никого более подходящего под рукой не нашлось. Весь рейс капитан держался, и теперь медлительность местной погранслужбы приводила его в сильнейшее раздражение.
Чтобы отвлечь кэпа от мрачных мыслей, штурман сказал, невольно озвучивая душевные помыслы всего экипажа:
— Говорят, грузинские женщины очень красивые. Это так, сэр?
— Забудь, — буркнул капитан. — Нарвешься.
— На кинжал ревнивого горца?
— На триппер!
— Вот как? — удивился штурман. — Это у вас личный опыт?
— Заткнись, сынок, — попросил капитан. — Заткнись. И без тебя тошно!..
Пограничный катер подошел к «Звезде Техаса» только через полтора часа.
На его флагштоке тяжелой тряпкой висело набухшее от сырости белое полотнище с красным крестом — государственный флаг
Грузии. Вместе с нарядом пограничников на низкую палубу танкера спрыгнули три таможенника.
Проверка не выявила никаких нарушений.



Назад